Основатель «Силы ветра» Максим Пинигин рассказывает «Медузе» и банку «Точка», как открыть яхтенную школу (не для миллионеров!)

Основатель «Силы ветра» Максим Пинигин рассказывает «Медузе» и банку «Точка», как открыть яхтенную школу (не для миллионеров!)

Иногда бизнес рождается не из простого желания заработать денег, а из идеи — чего-то, что по-настоящему захватило предпринимателя. Так появляются компании, которые меняют индустрию, а иногда даже создают принципиально новую нишу. Мы открываем серию материалов, в которых бизнесмены рассказывают о воплощении идеи, любви к делу, неизбежных трудностях и их преодолении.

В первом материале основатель московской яхтенной школы «Сила ветра» Максим Пинигин рассказывает о том, как он открыл для себя хождение под парусом и почему решил разделить этот опыт с другими.

Что такое «Сила ветра»

Демократичная яхтенная школа с офисом в Москве: уроки хождения под парусом для новичков (теория и практика), регаты и «Школа капитанов»

Год основания: 2013

Основатель: Максим Пинигин

Партнер: Александр Сколков

Где проходят тренировки: в Ореховой бухте на берегу Пироговского водохранилища в Подмосковье, а также в московском районе Строгино

Стоимость разовой тренировки: 2500 рублей

Стоимость курса «Школа капитанов»: 24 900 рублей

Стоимость участия в регате: зависит от направления

Идея: «Меня действительно захватило»

Идея открыть яхтенную школу у меня возникла в 2008 году. К тому времени весь мой опыт в яхтинге сводился к часу катания на лодочке в студенческом лагере в Алуште. Никакого особого впечатления на меня это не произвело. Разве что я удивился, когда узнал, что моя фамилия очень похожа на фамилию известного советского яхтсмена — Тимира Пинегина.

Настоящий интерес пришел гораздо позже, и тоже случайно. Сорвалась моя поездка на Кубу, а друг как раз в это время собирался на яхтинг в Хорватию. Он пригласил покататься с ним, — по сути, нужно было на неделю стать его помощником в море, на ходу вникая во все процессы. Мне тогда было 25 лет, и я думал, что для яхтинга мы, во-первых, слишком молоды (среднестатистическому любителю этого спорта в Европе — за 60), а во-вторых, недостаточно богаты. Яхты бывают у парней типа Романа Абрамовича, а значит, выходы в море, как я думал, должны стоить запредельных денег. На деле оказалось, что такой способ путешествий не дороже отельного отдыха в какой-нибудь Испании, Греции или Турции.

И вот тогда, в Хорватии, меня действительно захватило, но про бизнес я еще не думал. Начал учиться в яхтенной школе в Москве, где по нынешним временам обучение стоило каких-то космических денег — 1000–1200 евро в неделю за теорию и еще столько же за практику. Плюс после тренировок в Москве нужно ехать в Турцию и сдавать там экзамены для получения лицензии.

Постепенно мои друзья тоже увлеклись яхтингом, мы стали вместе ходить в море и звать с собой даже знакомых без опыта. Для них мы сами проводили уроки, и первые «ученики» — пара десятков человек — прилежно ходили на все занятия. Но со вторым набором менее близких знакомых начались трудности: люди часто прогуливали. А ведь тренер тратил свое время, готовился, придумывал программы, задачки. И вот однажды, когда на занятие пришел всего один человек, мы поняли, что нужно придать этому процессу серьезности. И ввели плату — 15 000 рублей за курс. На удивление, количество желающих учиться резко подскочило — мы читали теорию уже для 50–60 человек.

Развитие: «Стали формировать собственный флот»

Первые года полтора мы были закрытым сообществом — на наши занятия можно было попасть только по рекомендации знакомых. Уже тогда мы успевали делать несколько продуктов: тренировки на двух базах в Подмосковье, школу для тех, кто хочет выучиться на капитана, путешествия-экспедиции и сезонные гонки флотилий в разных странах. Но по-настоящему серьезно все стало, лишь когда мы сняли офис: постоянные расходы нужно было отбивать.

По сути, нельзя назвать момент, когда мы вышли в ноль, ведь кредитов мы не брали, инвесторов у нас не было. Открыть яхтенную школу — все равно что позвать друзей поплавать в бассейне: вы просто скидываетесь и арендуете несколько дорожек на пару часов — получается недорого. Когда друзей становится не 10, а 1000, вы арендуете бассейны в разных городах и странах, но по-прежнему вскладчину. Сложность лишь в том, чтобы всем хватило шапочек. По сути, мы тратили деньги только на аренду яхт: в зависимости от сезона и размера лодка стоит 1500–6000 рублей в день с человека. Это 65–70% всех затрат.

Раньше мы проводили тренировки только на арендованных спортивных лодках. Но общаться с собственниками яхт не всегда приятно: они меняли цены, могли в любое время отдать забронированную нами лодку другим клиентам. Нам приходилось обзванивать людей, извиняться, переносить или отменять занятия. В этих отношениях не хватало системности, а мы ни от кого зависеть не хотели. Поэтому потихоньку стали формировать собственный флот.

Сегодня вместе с верфью «Ракета Яхтс» в Нижнем Новгороде мы строим собственные лодки. В этом году у нас их будет уже 10, на них тренируются наши клиенты в Ореховой бухте. Думаю, к началу следующего сезона мы уже будем продавать лодки другим яхтсменам: вместе с доставкой одна лодка стоит 900 тысяч — 1 миллион рублей. Но даже если все будет продаваться как надо, в структуре наших доходов флотилия будет составлять не больше 3% — зарабатывать мы на ней особо не планируем.

Рентабельнее всего сегодня — подмосковные тренировки и школа капитанов. Обучение в последней — это 14–15 занятий по два с половиной часа один-два раза в неделю или интенсив по выходным с неделей практики. В школу берут людей без опыта, но я советую все-таки попробовать походить на лодке, чтобы оценить, хорошо ли вы переносите качку, готовы ли брать лодку в чартер и отвечать за безопасность людей на борту.

Путешествия-экспедиции тоже могут быть довольно рентабельны, но оценить реальный заработок мы можем только в конце сезона, подсчитав непредвиденные затраты. Может понадобиться дорогостоящий ремонт, возможен недобор (мы не отменяем заявленную экспедицию, даже если команда заполнена только на 30%).

Мы планируем маршруты исходя из того, куда нам самим хотелось бы поехать. Давно хотелось побывать в Новой Зеландии — и экспедиция оказалась бомбической. Хотели сделать атлантический переход через Мадейру и Гибралтар — в итоге Мадейра оказалась одним из красивейших мест, где я когда-либо бывал. Шотландия — супер, Норвегия — не хуже, а на Фарерских островах вообще живут самые душевные люди. Мы так подружились с местными, что когда их делегация — премьер, посол и министр иностранных дел — приезжала в Москву с официальным визитом, в первую очередь они пошли не в Госдуму и Кремль, а к нам в «Силу ветра».

Ценности: «Мы в первую очередь думаем о комьюнити»

Атмосфера — одна из главных ценностей нашего комьюнити. Всю эту историю с яхтингом мы затевали именно ради людей, которые нам близки и приятны, с которыми нам самим хотелось бы общаться. Причем периодически мы отказываем в поездках тем, в ком сомневаемся. Например — если не уверены, что другим участникам с этим человеком будет комфортно. Это вполне нормально, потому что мы в первую очередь думаем о комьюнити в целом.

По этой же причине мы сегодня работаем почти только с теми капитанами, которых обучили сами. У большинства есть основные работы — в офисах или на фрилансе. Всего несколько капитанов посвящают себя яхтингу целиком, для остальных это досуг, а не способ заработка.

Дело в том, что большинство обычных практикующих капитанов — люди старой формации. На старте мы нанимали таких людей, но за счет разницы в возрасте и ценностях нам было некомфортно друг с другом. Капитаны хотели поднять свою самооценку за счет команды, вместо объяснений раздавали приказы, кто-то начинал пить прямо с утра. Меняться при этом готовы были очень немногие.

Нам периодически предлагают франшизы, но мы пока отказываемся: это риски для репутации и нынешней дружеской атмосферы.

Из архива «Силы ветра»

Атмосферу комьюнити мы стараемся поддерживать еще и с помощью вечеринок — устраиваем их до и после гонок и экспедиций. Пока получается все это делать без особых затрат и по дружбе.

Мы продвигаемся через SEO, контекст, а еще — благодаря знакомым-инфлюенсерам: приглашаем их в путешествия, они выкладывают фотографии и делятся впечатлениями. То же самое комьюнити помогает нам делать печатный журнал. Раньше мы выпускали его раз в квартал, теперь — раз в полгода, скоро выйдет седьмой номер. Журнал для нас — имиджевая и популяризаторская история: мы на нем ничего не зарабатываем, просто хочется, чтобы больше людей узнавали о яхтинге. Журнал продается в книжном «Москва» и в «Подписных изданиях» в Санкт-Петербурге.

Сложности: «Путешествия по некоторым направлениям сильно подорожали»

Всегда может случиться что-то непредвиденное. Говорящий пример — прекращение чартерного авиасообщения между Россией и Турцией в 2015 году. В том мае мы как раз планировали провести регату в Турции, причем уже отправили агенту деньги за аренду лодок. Нам очень повезло: он не успел провести оплату, и мы вовремя все отменили и перенесли регату на Мальту. Потеря депозита сильно ударила бы по нашим финансам.

Но, пожалуй, самая тревожная ситуация за всю историю «Силы ветра» случилась во время гонок наших флотилий в Италии. По местному законодательству гонки нужно согласовывать с морской полицией, но чартерная компания нас об этом не предупредила. Мы, как обычно, поставили буи, вывели лодки, начали соревнования. Но вдруг появился полицейский катер: меня попросили проехать в участок. Там полицейские улыбались, предлагали кофе и заверяли, что с лодками все будет хорошо, обойдется без конфискации. Даже разрешили продолжить гонки в другом месте неподалеку. Вот только посоветовали срочно искать адвоката: гонки без предварительного согласования — уголовное преступление. В итоге все закончилось хорошо: мы подали апелляцию, ее удовлетворили. Но дело тянулось полтора года, и это было очень волнительно.

Трудности случились и из-за обвала рубля. Некоторые яхтенные школы тогда схлопнулись, но мы ничего не потеряли — обязательств перед иностранными агентами не было. Но органический рост в тот период серьезно замедлился. Плюс путешествия по некоторым направлениям сильно подорожали, и нам пришлось от них отказаться. Например, до девальвации экспедиция в Новую Зеландию стоила 160 тысяч рублей, сегодня — уже 300 тысяч. Повторить ее мы просто не можем: обычные люди за такие деньги не поедут, а делать элитарный продукт не хочется.

Ну а проблемы, связанные с поломками, происходят постоянно, от них никуда не деться. На этот случай у нас есть денежный фонд, который складывается из депозитов всех участников путешествия. Ответственность, как правило, командная, но если ошибка произошла из-за конкретного человека, — например, он потерял или сломал важную деталь, — люди почти всегда сознаются и предлагают оплатить поломку из своего кармана.

Планы: «Наша главная идея и задача — развивать индустрию»

После кризисных лет наш рост восстановился. За год тренировки в Подмосковье посещают 4000 человек, около 2000 — ездят в путешествия и записываются в регаты: в прошлом году было 39 лодок (в среднем — по девять в каждой), в этом — 49.

Остальные направления за год выросли почти на 30%. Это притом, что команда у нас не очень большая: 10 человек, не считая тренеров.

Год назад мы открыли филиал в Петербурге: очень хотели, чтобы там тоже было место силы для похожих на нас людей. И кажется, что в Питере нас очень ждали: к концу сезона количество посетителей должно перевалить за 1000.

Мы планируем расти дальше. Будем строить собственные лодки, хотим открывать школы не только в других городах России и СНГ (сейчас обдумываем такую в Нижнем Новгороде и Минске), но и за границей. Например, в Дублине, Барселоне или Валенсии. В Испании много яхтенных школ, но все они нацелены либо на профессионалов, либо на супербогатых. Никто не знает, что можно просто арендовать лодку на два часа и заниматься в команде со своими друзьями. Еще очень хочется сделать детскую яхтенную школу.

А идей по маршрутам для экспедиций так много, что ребятам приходится меня останавливать. Хотим сходить в Антарктиду и к Большому тихоокеанскому мусорному пятну: если получится помочь сделать мир чуть чище — будет просто супер. Научные экспедиции нам тоже очень интересны.

Вообще мы чувствуем свою ответственность и даже миссию. Я не буду говорить, что яхтенный спорт — лучший на земле. Наша главная идея и задача — развивать индустрию, чтобы как можно больше адекватных людей занималось парусом. Почему парусом? Потому что это красиво, классно, спортивно. А еще вы целую неделю делите яхту с людьми, которых, возможно, никогда бы не узнали в обычной жизни. Замкнутое пространство лодки побуждает к общению. Именно таким образом я сам нашел много друзей, настоящих друзей, которых во взрослом возрасте найти сложно. 

Ценности: «Самое важное в работе — удовольствие людей»

Некоторые до сих пор считают, что успеха в бизнесе достигают только умные люди с двумя-тремя высшими образованиями, но я с этим категорически не согласен. Мне кажется, куда важнее активность и идейность. Чем большее количество людей вы сможете заразить своей идеей, тем лучше.

Самое важное и ценное для меня сейчас в работе — удовольствие людей, которые с нами ездят, их искренняя благодарность.

Ради любимого дела мне пришлось жертвовать свободным временем и хобби. Я бы хотел, чтобы для меня яхтинг всегда был отдыхом, но он все чаще становится обязанностью и рутиной, это очень опасно. Мне хочется хоть раз поехать в одну из наших поездок в качестве туриста, чтобы отключить голову и по-настоящему расслабиться, не думая о том, как бы не опоздать на самолет или не нарваться на плохую погоду. Но это невозможно. А еще горные лыжи — я очень их люблю, но яхтинг категорически их вытесняет: даже зимой я уезжаю в плавание.

Как «Сила ветра» изменилась за последний год

  • Вместе с верфью «Ракета Яхтс» построили 10 лодок. Их будут продавать
  • Лодка стоит 900 тысяч — 1 миллион рублей. С доставкой!
  • Тренировки в Подмосковье посетили 4000 человек, в Петербурге — более 1000 человек
  • 2000 человек съездили в регаты «Силы ветра»

В банке для предпринимателей «Точка» считают, что любовь к своему делу и людям, с которыми (и для которых!) ты работаешь, нельзя скопировать. И именно из этой любви рождается успешный бизнес. Чтобы подробнее рассказать об этом, «Точка» запустила кампанию «Любовь нельзя скопировать» — она про особое отношение к бизнесу. Ролик для банка снял известный режиссер Илья Найшуллер. Посмотреть ролик можно ниже:


Источник

Читай продолжение на следующей странице